Пятница,03.04.2020,17:47:52
Приветствую Вас, Гость, не хотите войти?

ДПС України представляє мультфільм „Місто мрії”
Главная » Статьи » Материалы "Д&Ч"

Заповедник: реальность, законность и мораль
Правда, это еще не означает, что такие взгляды широко распространены среди местного населения, включая Вилково и другие населенные пункты Придунавья. Никто социальных опросов не проводил, а по громкости тех или иных заявлений нельзя определить количество их сторонников.
Вместе с тем, фактом остается, что и среди рядовых граждан, и чиновников разного уровня продолжают бытовать весьма искаженные представления о том, что такое биосферный заповедник, для чего он создается и чем должен заниматься, какое место в его деятельности занимает т.н. «коммерция», «зарабатывание денег» и т.д.
Не пытаясь кого-то переубеждать, а тем более поучать, попробуем сформулировать некоторые подходы к обсуждаемой теме с одной лишь целью – сузить пространство для слухов, домыслов и сознательной дезинформации, благоприятствовать укреплению конструктивного начала и здравого смысла.
1. Прежде всего, подчеркнем, что Дунайский биосферный заповедник, согласно действующего законодательства и в соответствии с уставными документами, является бюджетной неприбыльной организацией. ДБЗ финансируется из госбюджета через Национальную академию наук Украины, в ведении которой находится.
Главным является то, насколько бюджетное финансирование покрывает расходы организации, связанные с выполнением возложенных на заповедник государством обязательств по сбережению и охране международно значимых водно-болотных угодий дельты Дуная площадью более 50 тыс. га. Указанное финансирование из бюджета идет в основном на заработную плату сотрудников коллектива численностью 51 человек и покрывает всего лишь около 30 % затрат, необходимых для содержания заповедника. Как ни печально констатировать, но реалии в нашем государстве таковы, что из госбюджета заповедник почти ничего не получает на обеспечение основной деятельности - охрану заповедных территорий, проведение научно-исследовательских и мониторинговых работ, содержание офиса, кордонов заповедника, радиосвязь, обеспечение наземного и водного транспорта топливом, выплату коммунальных платежей и т.д.
Дунайский биосферный заповедник в этом не является исключением. Такая картина типична для всей природно-заповедной системы Украины. Скудность бюджетного финансирования – многолетний диагноз заповедного дела в стране. Эта болезнь продолжает оставаться пока неизлечимой для заповедных территорий и объектов в большинстве стран СНГ. В развитых странах ситуация несколько иная, но 100 % обеспечением из государственного бюджета финансовых потребностей заповедных объектов похвастаться могут очень немногие страны. Например, во Франции, Австрии, ряде других европейских государств в бюджете заповедников государственное финансирование составляет примерно 40 %, остальные 60 % заповедники зарабатывают сами, для чего созданы соответствующие правовые механизмы и инфраструктура.
Каков же выход из создавшегося положения у нас, в Украине? Идеальное решение проблемы – обеспечить стопроцентное и достойное финансирование заповедников, как государственных учреждений - из госбюджета. Тогда у директоров заповедников не будет болеть голова от мыслей о том, на какие деньги охранять переданные государством заповедные территории. В этом случае у администрации заповедника не будет ни потребности, ни оснований «зарабатывать» средства «на жизнь» заповедника, вызывая тем самым недовольство местных жителей и властей, давая контролирующим инстанциям дополнительный материал и основания для проверок, а, следовательно, создавая нервотрепки в коллективе как естественное следствие работы комиссий.
Однако такая перспектива решения финансовой проблемы практически исключена. Зарубежный опыт функционирования заповедных объектов и территорий является дополнительным подтверждающим доводом.
Вместе с тем нельзя сказать, что заповедники в Украине «отпущены в свободное плавание»: кто выживет, а кто нет. Центральная власть принимает решения, направленные на правовое обеспечение деятельности заповедных учреждений по «зарабатыванию» денег, разгружая тем самым госбюджет. Так, Кабинет Министров Украины 28 декабря 2000 года за № 1913 принимает постановление о предоставлении бюджетным организациям природно-заповедного фонда Украины права оказывать платные услуги. 2 июня 2003 года за № 827 принимается новое постановление Кабмина по данной проблеме, увеличивающее перечень видов деятельности, по которым бюджетные организации природно–заповедного фонда могут оказывать платные услуги. В предложенном перечне, например, называются услуги по обеспечению рекреационной деятельности и организованного туризма на заповедных территориях, включая любительское (спортивное) рыболовство, охоту и т. д., организации и проведению учебно-воспитательных и природоохранных мероприятий, услуги, связанные с научно-исследовательской работой по охране, воспроизводству и рациональному использованию природных ресурсов, проведению экспертиз и лабораторных анализов, фотоуслуги, услуги, связанные с проведением видео-, кино- и телевизионных съемок в границах заповедников и другое.
В чем смысл таких правительственных решений?
Во-первых, было бы неразумно и не по-хозяйски не использовать тот интеллектуальный потенциал, который сосредоточен в заповедниках. Ведь в трудовых коллективах заповедников достаточно высокий процент сотрудников, имеющих высшее образование, высокую квалификацию и большой опыт работы. Здесь работают кандидаты и доктора наук. Труд этих людей имеет свою стоимость, а его полезность должна ощущаться как на самой заповедной территории, так и быть почувствована местным населением, природопользователями, органами власти и местного самоуправления, в том числе через те услуги, которые работники заповедника могут оказать названым сторонам.
Во-вторых, зарабатывая через оказание платных услуг в тех областях, о которых выше сказано, заповедник, как бюджетная организация, снимает дополнительную нагрузку с госбюджета, дает возможность направить теоретически «недополученную» им сумму бюджетных денег другим организациям и людям. Применен принцип: кто в состоянии, тот должен зарабатывать, облегчая участь других. К тому же речь идет о зарабатывании денег за счет территорий и земель, являющихся преимущественно государственной собственностью.
В-третьих, территории, которые вошли в состав природно-заповедного фонда Украины, в том числе Дунайского биосферного заповедника, имеют не только значительный природоохранный, но и ресурсный, и рекреационный потенциал. Понимая это, государство вводит правовой механизм использования этого потенциала в интересах местного населения. Оно пытается нацелить квалифицированные кадры в заповедниках на то, чтобы их знания и опыт способствовали установлению на заповедных территориях режима рационального, щадящего использования природных ресурсов на принципах партнерских отношений с местным населением. При этом не должно быть допущено сколько-нибудь существенного экологического ущерба охраняемым природным комплексам.
Примером такой деятельности в дельте Дуная может быть использование ресурсов тростника на территории ДБЗ. Усилиями заповедника, фирм-заготовителей, других организаций и лиц создан в высшей степени положительный прецедент взаимодействия заповедника и природопользователей как в интересах охраны природы (изъятие тростника через выкашивание способствует очищению и оздоровлению плавневых территорий, имеет ряд существенных преимуществ перед выжиганием), так и в интересах стабилизации социально-экономической ситуации. Украинский тростник занял достойное место на рынке Европы: у нас заготавливается практически уже 1 млн. снопов, а весь европейский рынок составляет порядка 10-11 млн. снопов. А спросите у тех людей, которые работают в тростниковой сфере - и мужчин, и женщин, и подростков: представляют ли они ситуацию, которая исключала бы возможность сотням семей поддерживать свой семейный бюджет в непростые месяцы холодного времени года. Заготовка тростника стала вровень с рыболовством, огородничеством, содержанием скота, удачно их дополнила в сезон безрыбья на Дунае и отдыхающей земли с грядками клубники, садами и виноградниками.
Говоря так подробно и, возможно, скучно о государственных подходах по созданию условий для функционирования территорий и объектов природно-заповедного фонда, мы не намереваемся переубедить тех, кто недоволен деятельностью Дунайского биосферного заповедника. К счастью, мы не дожили еще до тех времен, когда в развитых странах, кроме, как посетив территории заповедников или национальных парков, их граждане не могут иначе побывать в дикой природе, полюбоваться ее прелестями и получить соответствующий заряд энергии: другие природные уголки страны находятся в «святой частной собственности» со всеми вытекающими отсюда ограничениями: просто так не заедешь на машине в приглянувшийся лесок, не поставишь, где захочется, палатку у озера и не половишь рыбу да не сваришь уху или приготовишь шашлык. На просторах бывшего СССР, в том числе в Украине, таких мест пока еще достаточно. На Западе уже давно дорожат тем, что есть заповедники и национальные парки, и уважительно к ним относятся. Но это и наш завтрашний день, к нему мы идем.
С другой стороны, и это тоже факт, нередко непоследовательными действиями по заповеданию территорий, введением на них необоснованных запретов государство само создавало условия для распространения негативного отношения местного населения к заповедникам и их администрациям. Примером для заповедных территорий в дельте Дуная стали запреты, связанные с зимним выжиганием тростника, добычей водяного ореха и т.д.
Да, это недовольство есть, да, эти настроения распространены, но насколько они опираются на реальные факты, объективную информацию о конкретных шагах администрации ДБЗ, сути и направленности деятельности биосферного заповедника – вопрос другого порядка.
Зачастую слухи, домыслы, перекручивание фактов, сознательная дезинформация составляют существенную долю того, что вращается вокруг заповедника на местном уровне. Нередко в виде отдельных писем, жалоб, которые подписывались, в том числе и должностными лицами, эта информация уходит «наверх», возвращаясь комиссиями, заказными уголовными делами, клеветническими публикациями и телепередачами. Вопросы финансовой деятельности ДБЗ во всем этом всегда занимали не последнее место.
О том, какие причины лежат в основе «антизаповедных» суждений, настроений, решений, а также акций на разных уровнях, будь-то местном, областном или киевском можно говорить долго. Многое уже поведано нами читателю на страницах газеты «Дельта и человек», в других средствах массовой информации. Сегодня об этом мы говорить не будем. Но почему заповедник в тех или иных ситуациях поступает так, а не иначе, занимает именно такую, а не иную позицию, не ставит во главу угла вопрос: понравится это влиятельным должностным лицам или нет, совпадет с их взглядами и позициями или нет, несколько слов скажем.
Во-первых, Дунайский биосферный заповедник является учреждением Национальной академии наук Украины и периферийное его расположение ничего не меняет по сути. Быть органической частью такой Академии – значит во всех случаях исходить из того, что истина, объективный подход является главным руководством в действиях.
Во-вторых, в чем бы ни обвиняли нынешних руководителей заповедника, сколько бы комиссий не насылали на заповедник те, кому так хочется вернуть ДБЗ к временам послушных и управляемых директоров (пусть лучше обвиняют в идеализме): нынешнее руководство заповедника исходило и исходит из того, что закон един для всех, все равны перед ним, закон превыше всего. Нет людей и должностей, которые выводятся за скобки этого тезиса. Вот уже почти 15 лет мы, как можем, проводим в жизнь этот тезис в дельте Дуная. Такое не нравится многим, поэтому заповедник никогда не испытывал недостатка в оппонентах, а то и в откровенных недругах.
В-третьих, мы абсолютно убеждены в правоте и моральности своей позиции, в том, что сейчас мы - жители дунайской дельты и всего Придунавья переживаем такой период, когда в силу целого ряда обстоятельств многим не всегда докажешь, что есть истина, а где заблуждение или откровенная ложь. Лучшим критерием истины были и остаются практика и время. Время и рассудит нас всех: будет ли это касаться строительства ГСХ Дунай - Черное море через гирло Быстрое, отношений местного населения и органов власти к дельтовым территориям и их природным ресурсам (тростник, рыба и т. д.). А также вопроса о том, выиграло ли или проиграло местное население оттого, что в дельте еще в 60-е годы прошлого века был создан заповедник и т. д. Предоставим ему – времени - право и возможность судить.
В-четвертых, мы исходим из того, что более правильной есть та жизненная позиция, при которой человек и в помыслах и в поступках не кривит душой, не двуличничает, не берет сознательно грех на себя, чем та, когда человек сознательно поступает безнравственно, надеясь на великодушие Всевышнего и его, как утверждают, готовность всегда простить раскаявшегося грешника.

Василий Федоренко,
зам. директора заповедника
по охране и природопользованию, член Союза журналистов Украины

Нравится
Категория: Материалы "Д&Ч" | Добавил: Администратор (30.01.2007)
Просмотров: 2432 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]